Книжный развал

я ищу


Обзор книг

Новые обзоры

Жанры

Категории

Персоналии


к началу


раскладушка в новосибирске купить


ПИКОВАЯ ДАМА (Торольд Дикинсон) (THE QUEEN OF SPADES)

триллерообразная мелодрама/сентиментальный триллер
Продолжительность: 95
Англия 1949
Режиссер: Торольд Дикинсон
Продюсер: Анатоль де Грюнвальд
Сценарий: Родни Экланд, Артур Бойс (по повести А.С. Пушкина)
В ролях: Антон Уолбрук, Эдит Эванс, Роналд Хауард, Мэри Джерролд, Ивонн Митчелл, Энтони Доусон, Полин Теннант, Майлс Мэллесон, Мария Димитревич и др.
Музыка: Жорж Орик
Оператор: Отто Хеллер


30.04.2004

Английская киноверсия пушкинской повести, но, как мне показалось, больше все же расширенная за счет сценаристской отсебятины версия ее протазановской экранизации.

Иные кадры и даже целые эпизоды русской немой фильмы 1916 г. пересняты британскими кинематографистами в 1949-м с тщательностью, позволяющей говорить о римейке. Это эпизоды и карточной игры, и свиданий Лизы с Германном у окна, и «готических» странствований героя по ночному дому старухи графини, и вставные сценки из бурной молодости обладательницы роковой для героя тайны. Можно сказать даже, что играющий Германна Антон Уолбрук использует в какой-то мере мимические находки Мозжухина.

Тем не менее фильм, удачный в целом и особенно во второй половине, все-таки, думается, уступает протазановскому. Причина, как мне кажется, в том, что английская версия - насколько можно судить, попытавшись понять картину, не переведенную на русский язык, - сделана слишком всерьез, без тени иронии, несомненно присутствующей и в пушкинском тексте, и в протазановской экранизации, отчего складывается впечатление, будто авторы снимали свой сентиментальный триллер больше как бы вообще по романтическому, даже отчасти по готическому произведению, нежели собственно по «Капитанской дочке» как таковой, вещи феноменальной, не укладывающейся в рамки определенного жанра или художественного течения. Это впечатление укрепляется сугубо романтической, в духе женских романов первой половины XIX в., историей, разжижающей скупой пушкинский и столь же скупой протазановский текст. История сия придумана сценаристами вовсе уж от себя, по-видимому, в немалой степени для того, чтобы довести фильм до средней полуторачасовой продолжительности. Однако сюжет, в котором бедную Лизу, обманутую Германном, спасает некий белокурый князь, соперничающий с Германном и в любви, и за карточным столом, согласитесь, все же совсем из другой оперы. Оттого и князь - главный положительный герой фильма - чересчур банален и скучен, ведь он прямиком вышел столько же из романтических книжек, сколько из мелодраматических фильмов. Ладно бы был кудряв и белокур, прямодушен и услужлив. Так ведь нет, он - именно тот господин, которого чуть не разоряет Германн, и за то наш рыцарь еще и жалеет впавшего в прострацию однополчанина. Проще сказать, попахивает «Белыми ночами»!..

Ни тени сомнения, впрочем, в том, что Германн именно впал в прострацию, а не потерял разум (и это, быть может, самый удачный драматургический ход экранизации). Но, конечно, и ни тени сомнения в том, что Лизанька будет счастлива за князем, и вообще все кончилось хорошо (а вот это очень и очень скучно). В общем, протазановского (не говоря уж о пушкинском) объема, космичности, недосказанности истории размером с новеллу, но величиной с роман, картина не сохраняет - все линии завершены впрямую или предполагают счастливую завершенность за кадром, после финального титра.

Так что ж в целом - неудача? Напротив, удача, хоть слишком много цыганок, кричащих песни на плохом русском, слишком много ненатурального снега, на котором пасутся обитатели пейзажа, нимало не похожие на русских мужиков, ни к селу ни к городу крупным планом звенящие колокола и прочий a-la russ. Почему же удача? Потому что быт высшего света изображен внимательно, детально и достойно (чего стоят одни только, к примеру, портрет и бюст Наполеона в комнате Германна!); потому что иные эпизоды, цитирующие уж не Протазанова и вообще не наше кино, но в нашем кино позднее, сдается, повторенные не раз (например, мазурка на балу в доме графини, прямо напоминающая эпизод из «Войны и мира» С. Бондарчука), не режут глаз; потому что актерские работы (особенно Уолбрука и Эдит Эванс, играющей старуху графиню) талантливы физиономически и мало того - осмысленны; потому что визуальное и музыкальное решение картины гармоничны (особенно хороша мощная симфоническая музыка Жоржа Орика, композитора главных кинематографических работ Жана Кокто), а черно-белый кадр как таковой замечательно графичен и, конечно, отсылает непосредственно к шедеврам немецкого экспрессионизма первой четверти века; потому что экранизируется пусть не столько пушкинская повесть, сколько лента Протазанова, но все-таки не либретто Модеста Чайковского; потому что западный фильм на русскую тему, тем более на тему русской классики, фильм, в котором эта тема и эта классика не была бы выхолощена, вообще редкость; наконец, потому что картину не только интересно сравнивать с повестью или другими экранизациями, но и просто смотреть. Даже без перевода (благо история-то, кажется, знакомая).

Безусловно, будь такая возможность, я непременно рекомендовал бы посмотреть фильм Торвальда Дикинсона не только завзятым киноманам, но и молодым зрителям. Увы, не могу этого сделать, в связи с тем, что на нашем видеорынке его просто нет. Сам же я сумел познакомиться с этой неоднозначной, но и незаурядной работой британских кинематографистов лишь благодаря любезности пристрастного читателя и критика моих рецензий Георгия Дарахвелидзе, приславшего мне кассету. Пользуясь случаем, сердечно благодарю Георгия, не уверен только, что краткая эта и, скорее всего, не слишком глубокая заметка удовлетворит его. Но, думаю, у меня есть оправдание: все же рецензировать звуковое кино, не имея возможности адекватно оценить диалоги и не найдя в доступной литературе ни одной ссылки на старую ленту, - непросто.

Рецензия: В. Распопин